Вход

Логин:
Пароль:

   

Как меньше платить налогов


Экономика и финансы


Разное


Авто


Чем нас травят


Аренда


Работа


Потребителям


Транспорт


Медицина


Наши соседи


Настоящим мужикам


Как выбить долг


Магазины


Водочка


Страхование


Предпринимателям


ДТП


Победи ГАИшника


Пассажирам


Законодательство


Туристам


Мошенники


Адвокаты и юристы


Шарлатаны


Интернет


Будущим арестантам


Только для женщин


Как выполнить решение суда



КАК СДАТЬ АВТОМОБИЛЬ В РЕМОНТ


Проход по ссылкам навигацииВ знании - сила !!! > Архив статей > Статья

10.09.11 |  Будущим арестантам |  Житомирская "восьмёрка" - последнее пристанище убийц



Житомирская тюрьма известна тем, что за почти вековую историю из нее не было совершено ни одного побега. И, видимо, не случайно, на территории знаменитой «восьмерки» сегодня находится один из самых больших на Украине секторов для приговоренных к высшей мере наказания. Именно здесь отбывает свой пожизненный срок и кровавый маньяк Оноприенко, на счету которого десятки загубленных душ.


НИКТО НЕ СУМЕЛ УБЕЖАТЬ...


Древнерусский город Житомир возник бо­лее тысячи лет назад на скалистых берегах реки Тетерев, там, где Полесье сменяется ле­состепью и где позже прошла граница меж­ду православной Украиной и католической Польшей. Немало исторических бурь при­шлось пережить этому городу, и, как это часто бывает, часть его истории, как в зеркале, отразилась в истории его тюрьмы.
Строительство тюрьмы в Житомире началось в 1907 году. Место для нее было выбрано в болотистой местности на окраине города, чтобы замыслившим побег не­возможно было делать подкопы. Для удер­жания строения на зыбкой почве его воз­водили на опорных сваях из мореного дуба. Как и большинство добротных казен­ных учреждений дореволюционного времени, здание строилось по так называемому Екатерининскому проекту - сверху оно вы­глядит как буква «Е». Впрочем, в последу­ющем, когда тюрьму стали обживать и за­страивать, царский инициал превратился в инициал города - «Ж».

Первых постояльцев новая тюрьма приня­ла в 1914 году. Помимо обычных арестантов здесь содержались и пересыльные - следовавшие по этапу в места более отдаленные. Весь этот контингент находился в режимном корпусе, содержавшем 229 одиночных и многоместных камер По некоторым данным, житомирская тюрьма была одной из самых строгих в царской России. По крайний мере, за тот небольшой срок, который оставался до крушения великой империи, ни один узник житомирской тюрьмы сбежать так и не сумел.
По мере перехода власти из одних рук в другие менялся и контингент тюрьмы. По­мимо уголовников в ее камерах побывали бунтари-студенты и священники-расстриги, красные комиссары и белые офицеры, ре­прессированные еврейские коммерсан­ты и душегубы-бандеровцы... Согласно ар­хивным данным, в 30-е годы в помещениях тюрьмы приводили в исполнение расстрельные приговоры.
...Сегодня эта старинная тюрьма офици­ально именуется Житомирское учреждение исполнения наказания максимального уров­ня безопасности (№ 8). Бывшая окраина -теперь густонаселенный жилой район, так что «восьмерка» сейчас на несколько сотен метров вдвинута от улицы Ватутина в массив обычных бетонных «хрущевок».


ВЕК ВОЛИ НЕ ВИДАТЬ...


По официальным данным, из житомирско­го ИТУ действительно не было совершено ни одного побега. Последняя неудачная попытка, говорят, была предпринята в конце 70-х. Несколько осужденных перелезли через какой-то забор, но... оказались опять-таки на территории тюрьмы, где их сразу же приняли «в пламенные объятия» охранники.
Сейчас в полном соответствии со статусом «учреждения с максимальным уровнем безопасности» тюрьма является местом со­держания самых опасных убийц, приговоренных к пожизненному заключению (по-украински их называют довичники - осуж­денные на век, навечно). Сегодня здесь находятся около 200 приговоренных к высшей мере наказания. Среди них - криминальные авторитеты, серийные маньяки и педофилы, печально известные житомирские людоеды, бывшие продажные милиционеры и юристы. Почти у всех на счету по несколько убийств. Есть среди них и более мелкие гады, такие, например, как некий профессор, пытавшийся шантажировать своих соседей - родителей маленькой девочки, вымогая деньги. Его вычислили оперативники, но ребенка он убил. Теперь отбывает здесь наказание.
Помимо пожизненников, в житомирской «восьмерке» содержатся осужденные за умышленные особо тяжкие преступления (злочини), а также лица, переведенные из колоний среднего уровня безопасности за злостные нарушения режима. В общей сложности в Житомирском ИТУ содержится более тысячи человек, из них несколько десятков женщин и несовершенно­летних.
Тюрьма занимает площадь в 3,69 гектара и разделена на две зоны: рабочую и жилую. В жилой находятся СИЗО, арестный дом, камеры и другие помещения. Проход на территорию учреждения осуществляется через контрольно-пропускной пункт, где проводят до­смотр на наличие запрещенных предметов че­рез металлодетектор. Пройдя помещения КПП, оказываешься во внутреннем дворе, где перед тобой предстает центральное здание тюрьмы, сложенное из красного кирпича, в котором со­держат осужденных. Слева находится рабочая (промышленная) зона.
На 1 -м этаже находится отделение, в кото­ром принимают новых осужденных (8 боксов) и в течение суток распределяют по камерам. Там же предусмотрена и карантинная зона, где вновь прибывшие несколько недель находятся для выявления у них инфекционных и других болезней. Содержат всех раздельно: несовершеннолетних, женщин, мужчин, ранее не судимых и тех, кто уже отбывал ранее наказание (покарання). При учреждении функционирует арестный дом, в котором в среднем находятся до 15 осуж­денных, приговоренных к аресту (от 1 до 6 месяцев). Как правило, это лица, совершившие преступления легкой или средней тяжести.

«ПЫЖИКИ» НА САМООБЕСПЕЧЕНИИ

ИТУ выполняет также функции следстве­ного изолятора, плановое наполнение кото­рого - до 800 человек. В СИЗО содержатся лица, пребывающие под следствием, пере­правляемые в другие тюрьмы, а также зеки из учреждений исполнения наказаний сред­него и минимального уровня безопасности, оставленные для выполнения хозяйствен­ных работ.
Житомирская тюрьма широко известна в округе большим перечнем изготавливаемой продукции. В цехах промышленной зоны заключенные производят множество нуж­ных в городском хозяйстве вещей: тротуарную плитку, секции дли железобетонных за­боров, контейнеры для твердых отходов, парапеты, козырьки, а также продукцию металлообработки: сейфы, решетки, гаражные во­рота и калитки, металлопластиковые окна и многое другое. Зеки работают добросовест­но, поэтому продукция «восьмерки» быстро раскупается.
Именно здесь впервые в Украине на ра­боты стали выводить и приговоренных к пожизненному заключению (в России их назы­вают «пыжиками»). Так что получившие «вы­шку» здесь сами оплачивают свое содержание. Камеры пожизненников находятся в от­дельном крыле второго этажа здания.
Режим дня стандартен. В 6 часов утра постовой объявляет подъем, в 22 часа - отбой. Один час в день предусмотрена прогулка на свежем воздухе в двориках площадью около 25 квадратных метров, оборудованных турниками и брусьями. Раз в полгода пожизненно осужденным разрешено свидание с родными: через стекло и по телефону, как в американских фильмах.


Для телесных и духовных нужд всех заключенных действуют баня, магазин, обору­дованная по европейским стандартам комната психологической разгрузки, начальная школа и небольшая часовенка. Раз в неделю тюрьму посещает православный священник, который крестит обратившихся к Богу зеков.
Существует даже своя телевизионная сту­дия. А в секторе для пожизненно заключен­ных практически в каждой камере установ­лен телевизор с 38 кабельными каналами.
Каждый день библиотекарь приносит в камеры «довичников» книги, газеты и журналы. Заключенные получают трех­разовое питание. Им положено 600 граммов черного хлеба или 510 пшеничного II сорта, 80 граммов крупы, 20 - макарон, 40 - мяса, 30 - животных жиров, 15 - подсолнечного масла. Для работающих норма питания побольше: дополнительно 30 граммов сахара и 100 граммов мяса. Для туберкулезных больных существует отдельное диетическое питание, включающее сыр, яй­ца, овощи, картофель, сметану, моло­ко, творог и прочее. Отдельное питание предусмотрено для лиц, пострадав­ших от аварии на Чернобыльской АЭС. В большинстве случаев пожизненники отбывают наказание попарно. Правда, есть и исключения. Сидеть вместе с серийным душегубом Анатолием Оноприенко другие убийцы категорически отказ­ваются. Поэтому свой вечный срок этот злодей отбывает в одиночной камере. На счету Оноприенко как минимум 52 убийства, совершенных им с 1989 по 1996 год на территории Украины (в Днепропетровской, Житомирской, Львовской, Одесской, Киевской, Ровненской и Запорожской областях). В числе убитых много малолетних детей и младенцев. Интерес СМИ к этому недочеловеку огромен. Вот, правда, самому Оноприенко журналисты страшно надоели, и если раньше он давал интервью, требуя за это палку колбасы или коробку конфет, то сейчас общаться с прессой он вообще категорически отказывается. За годы, проведенные в тюрьме, он ни разу не попросил местного священника об исповеди и ни разу не молился. Его никто не проведывает и не пишет ему писем.Жестокий убийца Анатолий Оноприенко, на чьем кровавом счету 52 загубленные жизни (в том числе десятерых детей), не распрощался с мыслью выйти на свободу и вернуться к своему ужасному ремеслу серийного убийцы.

Приговоренный в 1999-м году к высшей мере наказания - расстрелу, впоследствии замененному пожизненным заключением, и отбывающий наказание в 8-й Житомирской колонии "украинский Чикатило", на днях признался персоналу учреждения, что намерен отправить на тот свет еще 250 человек.

"Об этом ему якобы нашептывает некий голос свыше", - сообщил со слов тюремщиков генерал Николай Ильтяй.

Маньяк ведет замкнутый образ жизни, отказывается общаться с журналистами. С ним, очевидно, опасаясь непредсказуемых последствий, боятся находиться вместе другие "пожизненники".

Анатолий Оноприенко хотел получить за свои мемуары круглую сумму.

Из камеры-одиночки его выводят лишь на часовую прогулку, соблюдая максимальный режим безопасности

Мемуаров о своих жутких похождениях Оноприенко не пишет (за них он в свое время требовал крупный гонорар), на письма с воли не отвечает.

Почему и как серийный убийца рассчитывает выйти из стен учреждения, он не поясняет, однако побег оттуда и доступ в камеру посторонних лиц, заверяют в тюрьме, практически невозможны.

О "голосах свыше" Оноприенко не раз говорил в ходе досудебного следствия, однако экспертами он был признан вменяемым.

А вот некоторые откровения этих убийц -сидельцев "восьмёрки"- Вопрос -Если бы пожизненное заключение заменили на смертную казнь, вы согласились бы?

Вадим Шепановский (убил молодого человека и его мать при ограблении квартиры):

- Если бы такое решение зависело от меня - да. Я к смертной казни отношусь спокойно, кроме того, расстрел за убийства вполне оправдан. Человек, уничтожающий людей, не должен жить. И мне кажется, что никто из заключенных никогда не сможет измениться.

Александр Иванов (отбывает наказание за убийство мужчины и женщины в корыстных целях):

- Думаю, да. Смерть намного лучше мучительной жизни в камере.

Михаил Сальцев (сидит за убийство четырех человек, совершенное с целью отмщения):

- В любом случае - нет. Во-первых, жизнь человеку дана Богом, и только Он ее может отобрать. Человек не имеет права распоряжаться чужой жизнью.

Виталий Стасько (убил мать и ребенка при разбойном нападении):

- Когда в 1996 году меня приговорили к смертной казни, моего выбора не спрашивали. Просто это не в моей компетенции.

И теперь после всех убийств их размышления о вечности и Боге

- Верите ли вы в Бога?

Виталий Стасько: Вера одна, так же, как и Бог. Мой Господь - Иисус Христос. Думаю, для церкви не имеет особой разницы, к какой конфессии принадлежишь. Моя жизнь без него не имеет смысла, и я буду ему всегда служить. Я принял Бога в сердце.

Александр Иванов: Если можно, я несколько иначе отвечу на этот вопрос. В Одессе, где живет моя 77-летняя мать, есть священник, с ним веду активную переписку. Сравнительно недавно попытался изменить свой образ жизни. Полагаю, что Библия - один из самых лучших жизненных путеводителей...

Михаил Сальцев: Верю, но пока не выбрал определенной веры. Мои сокамерники общаются с разными священниками. 

                Они ещё и мечтают выйти на свободу???

- Если бы появился шанс выйти на свободу, как начали б новую жизнь? И за что отбываете наказание?

Вадим Шепановский: Жил бы согласно заповедейям Божьим, то есть кардинально противоположно предыдущему образу жизни. Никакого зла больше совершать не буду.

Уже семь с половиной лет сижу в тюрьме за убийство 24-летнего молодого человека и его матери. Парень имел дорогую импортную аппаратуру: телевизоры , видеомагнитофоны... Думал, так надо сделать: убить свидетелей. Они оказались дома, хотя по моим расчетам не должны были быть там.

Я жил нормальной жизнью, имел очень много друзей, знакомых, меня даже ставили в пример, неплохо учился в школе, но никто не знал моей второй натуры - убийцы. Я даже занимался спортом, поступал в физкультурный техникум, но не удалось, понял, что надо было заплатить деньги. Потом учился в машиностроительном техникуме, который бросил. Хотел заработать преступным путем, а затем деньги куда-то вкладывать, иметь собственный бизнес. У меня даже девушка была. Она не верила в то, что мог совершить преступление. Она мне такие письма писала, что удивлялся, потом не выдержал и попросил прекратить отношения. Просто ей надо жить иной жизнью, забыв меня.

Александр Иванов: Я отбываю наказание за убийство мужчины и женщины. Это было групповое убийство.

За время моего пребывания в тюрьме очень многое изменилось не только в моей жизни, а в жизни страны в целом. Раньше я искал виновных. Сейчас пошел обратным путем: все беды вижу только в себе. Если бы я не был тогда пьяным и не оказался среди плохих людей, этого не случилось бы. Следовательно, грех лежит на моей душе. (Как мне сообщил Петр Титовец, преступление убийца совершал исключительно в корыстных целях. Жертву душили шнуром от утюга. Хотел получить чужой телевизор...)

Михаил Сальцев: Этого не повторилось бы. У меня, кстати, все было хорошо: была работа, семья, но случилось так, что оступился. Совершил убийство на почве мести, так записано даже в приговоре. Некоторые знакомые, ранее судимые и несудимые, постоянно обворовывали наши квартиры. Мы обратились в милицию и нашли подтверждение, что кражи совершали именно они... Мы убили четырех человек, из них одну женщину-свидетеля. Это убийство квалифицировали как совершенное с особой жестокостью. С этой мотивировкой не согласен.

Виталий Стасько: - Отбываю наказание за разбойное нападение на семью, при котором погибли мать и ребенок, а отец остался жив. Это произошло из-за смещения приоритетов. Каждому человеку суждено ошибаться, и это происходит каждый день по-разному, но ошибка лежит внутри человека. Выйти из этой конфликтной ситуации можно только с Божьей помощью.

У меня была мечта как у обычных людей: иметь семейный очаг, дом, какое-нибудь конкретное занятие. Но жизнь показала, что мечта неправильная. Мои интересы стали поперек жизни.

Я уверен в том, что на свободу выйду. Во мне живет чувство, что это обязательно случится, только я не знаю когда. Будет Богу угодно - выйду.

- Часто ли вспоминается преступление?

Виталий Стасько: Мне 29 лет. Благодаря Богу все грехи ему исповедовал и имею от него прощение. Желания убивать дальше у меня нет. Убийства мне не снятся, душа моя спокойна, потому что за меня пострадал Бог. Сейчас, глядя на себя, оцениваю совершенно трезво.

Михаил Сальцев: Очень часто. Это сильная душевная боль. Мы никогда не были осужденными, мы не сумели сдержать эмоции, а некоторые эпизоды преступления часто снятся. Обидно, что дети растут без отца, но у них в жизни все будет хорошо, и я это вижу.

Вадим Шепановский: После легко совершаемого преступления в душе ничего не остается. Это плохо. Ведь надо, чтобы у человека было сердце, понимаете? Надо, чтобы совесть мучила, кошмары снились, это пойдет только на пользу. У меня этого всего нет после ожесточения, а воспитывался я в хорошей семье: мать - воспитатель, отец - из светской семьи. Компания на меня не могла повлиять, скорее, я на кого-то мог повлиять.

Александр Иванов: Кроме душевной пустоты при воспоминаниях ничего не чувствую. Я принес горе другим людям. Если человек говорит, что преступление легко забыть, он обманывает сам себя. Это невозможно забыть, забыть может только животное. Потому что они в своих действиях руководствуются инстинктом, а у нас хоть капля разума, но все же есть.

 


В 2010 году житомирская тюрьма попала на первые полосы СМИ. Некий Лотарев, от­бывающий пожизненное заключение, подал иск в Европейский суд по правам человека, жалуясь на избиения, высокие цены в мага­зине и много еще чего, включая насильное лечение от туберкулеза. За свои страдания зек требовал компенсацию в 60 тысяч евро. Несмотря на то, что драку с надзирателями спровоцировал сам узник, а остальные пре­тензии были признаны несостоятельными, европейцы все-таки присудили правитель­ству Украины выплатить ему 8 тысяч евро. Гуманность Европы всегда
отличалась стран­ной избирательностью...

http://tyurma.com/


Комментарии

поп
27 декабря 2014, 05:46

сидеть до смерти ну его нахуй. я в тюрьме 6 раз был и только ПЖшника когда видишь и жалко и в тоже время радуешься что тебе 2 4 5 или даже 15 но не ПЖ



Добавить Комментарий

Введите сумму чисел

Правый баннерhttp://posovesti.com.ua/NewsList.aspx