Вход

Логин:
Пароль:

   

Как меньше платить налогов


Экономика и финансы


Разное


Авто


Чем нас травят


Аренда


Работа


Потребителям


Транспорт


Медицина


Наши соседи


Настоящим мужикам


Как выбить долг


Магазины


Водочка


Страхование


Предпринимателям


ДТП


Победи ГАИшника


Пассажирам


Законодательство


Туристам


Мошенники


Адвокаты и юристы


Шарлатаны


Интернет


Будущим арестантам


Только для женщин


Как выполнить решение суда



КАК СДАТЬ АВТОМОБИЛЬ В РЕМОНТ


Проход по ссылкам навигацииВ знании - сила !!! > Архив статей > Статья

28.03.09 |  Адвокаты и юристы |  Адвоката вызывали? Получите... срок!

Забудьте о советских временах и периоде до сентября 2000 г., когда существовал институт общественных защитников и можно было, отказавшись от адвоката, опереться на активиста общественной организации. Защитниками на судебном процессе по уголовным делам, предварительном следствии или в дознании в могут выступать только адвокаты.
 
Адвокат является очень важной фигурой в деле защиты заключенного. Он является не только составителем различных бумаг, но и Вашими глазами и ушами, почтальоном в условиях, когда заключенный лишен свиданий и права переписки. Он присутствует на допросах, являясь гарантом неприкосновенности подследственного. Без него часто невозможно истребовать тот или иной документ из архивов. На разных этапах работы с делом у адвоката есть и еще много других полезных функций, которые описаны в законе «Об адвокатах и адвокатской деятельности».
Чтобы знать, чего можно требовать от адвоката, а что выходит за рамки его компетенции, обязательно прочтите этот закон. Отмечу, что адвокат имеет следующие права:
• быть защитником обращающихся за юридической помощью физических и юридических лиц, представлять их интересы в органах дознания, следственных, судебных, других государственных органах и организациях, негосударственных организациях, зарубежных странах и международных организациях;
• пользоваться в своей деятельности всеми способами и средствами, не запрещенными законодательством и не противоречащими адвокатской этике;
• вести самостоятельное расследование, собирать документы в связи с осуществлением профессиональной деятельности, истребовать от учреждений, организаций и предприятий справки и другие документы, необходимые для оказания юридической помощи, знакомиться с ними и снимать копии с этих документов;
• получать заключение специалистов для расследования вопросов, требующих специальных знаний;
• в предусмотренном законодательством порядке пользоваться техническими средствами;
• в установленном законодательством порядке беспрепятственно встречаться и беседовать наедине с защищаемым или представляемым им лицом.
Но очень часто родственники воспринимают адвоката как ненужное приложение: «Толку от него мало, все равно там все решает взятка, все они друг с другом заодно. И вообще, это лишняя трата денег, нужных на то, чтобы откупить заключенного». И действительно, в очень многих случаях семья заключенного сталкивается с адвокатом, который, не желая бороться с коррумпированной системой, видит свою задачу в посредничестве в даче взятки дознавателю, следователю или судье. При этом возникает парадокс: ввиду того, что ухудшение положение клиента увеличивает сумму взятки, а значит, и долю за посредничество, адвокат становится незаинтересованным в улучшении дел клиента. Фактически в таких случаях адвокат становится пособником следователя или судьи и работает против своего клиента.
Дурная слава недобросовестных адвокатов сильно облегчает работу следователю и судье. Вот лишь несколько примеров из нашей практики.
На бедную семью беженцев свалилась беда: сын-омоновец был арестован в связи с попыткой государственного переворота. Родители пришли с этой проблемой к следователю, который вел это дело. Тот, сочувственно выслушав их, заверил, что парень ни в чем не виноват и что он, следователь, это докажет. «Его отпустят из зала суда. Но зачем вам, беженцам, тратиться на адвоката?» Родственники отказались от найма адвоката, все следствие прошло без участия защиты, и на суде опоновец получил 12 лет лишения свободы.
Однажды целых 20 человек, проходивших по групповому делу, отказались от адвокатов, т.к. они их вообще не посещали, не присутствовали на допросах, и в то же время могли быть использованы следователем для подписания их признаний. Однако родственники по этому поводу шуметь не стали - «как бы хуже не было». Так все следствие и прошло без адвоката. На суде подельники дружно отказались от показаний во время предварительного следствия, заявив о пытках и процессуальных нарушениях, но это их не спасло от осуждения по тяжелым обвинениям.
В практике обычно заключается отдельный договор на ведение дел во время следствия и в каждой судебной инстанции. Некоторые считают, что на суде при умелой защите можно разрушить версию обвинения, и поэтому экономят на адвокате во время предварительного следствия, нанимая его лишь на время суда. На самом же деле судьи, не утруждая себя проверкой обстоятельств дела, обычно принимают за основу показания, данные подсудимым во время предварительного следствия.
Многие, решив сэкономить, соглашаются на бесплатного адвоката, которого им предлагает следователь. Платят за эту работу очень мало, и в качестве «бесплатных» адвокатов выступают или оставшиеся не у дел старики, или те, кто за деньги сотрудничает со следователем или противоположной стороной. В результате такой «защиты» дело окончательно проигрывается.

Как обезопасить себя от недобросовестного адвоката?

Универсальных советов нет. Но, как и в каждом бизнесе, необходимо сочетание доверия к профессионализму партнера и контроля за его деятельностью. Не полагаясь на рекламу, расспросите кругом своих друзей и знакомых об адвокатах, которые могли бы взяться за это дело. Побеседуйте с ним, прислушиваясь к собственным ощущениям и опыту.
Нормальный адвокат настроен на сотрудничество с родственниками, постоянно обменивается с ними информацией по делу, обговаривает с ними свои очередные шаги, не допускает за их спиною тайные сделки с властями и противоположной стороной, разглашение Ваших тайн и т.п. Некоторые из родственников, замечая признаки нелояльности адвоката, стесняются задать «неудобный» вопрос. И зря. Ведь, заключая с Вами договор, адвокат становится не просто Вашим деловым партнером - Вы вверяете ему судьбу Вашего родственника, может быть, даже его свободу.
Согласно ст.16 Закона «Об адвокатах и адвокатской деятельности», получив от Вас гонорар, адвокат обязан:
• Выполнять требования закона, пользоваться всеми предусмотренными законодательством способами для защиты интересов защищаемого лица или лица, права которого представляются;
• хранить адвокатскую тайну, соблюдать присягу адвоката и адвокатскую этику;
• руководствоваться исключительно требованиями закона;
• не совершать каких-либо действий, противоречащих интересам и препятствующих осуществлению прав лица, обратившегося за оказанием юридической помощи, не подтверждать вопреки интересам защищаемого лица его связь с совершенным преступлением и вину в совершении преступления, не объявлять о его примирении с пострадавшим, и не принимать возбужденного против него гражданского иска, не отзывать жалобы, направленной на его защиту;
• не распространять без разрешения лица, интересы которого представляются, или защищаемого лица факты и документы, известные адвокату в связи с оказанием юридической помощи, а также сведения, которые могут нанести вред морали, общественному порядку в демократическом обществе или государственной безопасности, а также в случае, если этого потребуют интересы несовершеннолетних или защита личной жизни сторон;
• не пользоваться адвокатской тайной в личных интересах или в интересах иного лица;
• не отказываться от принятого им обязательства по защите.
В случае если в результате допущенного адвокатом правонарушения имуществу защищаемого или представляемого им лица непосредственно будет нанесен ущерб, адвокат несет за это материальную ответственность.
Пусть Вас не смущает то обстоятельство, что ни одно из этих обязательств не будет отражено в тексте заключенного Вами с адвокатом договора. Они вытекают из требований закона.
Некоторые из родственников арестованных стремятся с самого начала задействовать не только адвоката, но и правозащитные организации. В ряде случаев это оправданно, например, при предположительном применении пыток. Однако нужно учитывать, что есть некоторая разница между психологией адвоката и правозащитника. Если первый обычно стремится прежде всего договориться, пойти на компромисс, то для второго главной целью является искоренение нарушения прав, наказание виновного. Вместе они могут составить пару или прекрасных взаимодополняющих партнеров, или противников с взаимоисключающими подходами к делу.
Если Вы с самого начала хотите мирно договориться с противоположной стороной, не занимайте время правозащитников и не дезориентируйте адвоката. Согласно ст. 73 УК, «лицо, впервые совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и возместило причиненный ему ущерб либо загладило причиненный вред». Имеются в виду умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы, или максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы (ст.15 УК).
Итак, задумавшись о том, чтобы нанять адвоката, помните:
• Адвокат - важная фигура в процессе, без него вы не сможете эффективно защитить своего родственника.
• Адвокат - ваш деловой партнер, которого Вы нанимаете и имеете полное право интересоваться ходом его работы.
• Четко ставьте задачу адвокату, старайтесь широко задействовать его права.
• Не обращайтесь к правозащитникам без нужды - они не подменяют адвокатов и не являются посредниками в переговорах.

Адвокатская практика

Автор: Наталья ВАРЕНИК

 

Пожизненная квалификация

Фактически в Украине квалификационная комиссия проверяет уровень адвоката всего один раз - при присвоении ему адвокатского статуса. Новые законопроекты, которые сейчас опубликованы, предлагают сохранить этот квалификационный экзамен, что не слишком нравится представителям адвокатского сословия.
Иные лица, занимающиеся, как и адвокат, «независимой профессиональной деятельностью» - педагоги, врачи, ученые - периодически проходят аттестацию, занимаются на курсах повышения квалификации. Как может отвечать современным требованиям адвокат, прошедший единственную в своей жизни квалификационную комиссию много лет назад, возможно, вскоре после окончания вуза?
Адвокат Белоцерковской городской адвокатской конторы Григорий Дмитренко:
- Каждый адвокат в нашем городе повышает свой уровень знаний самостоятельно, это зависит от желания и возможностей человека. Об изменениях в законах мы узнаем из Интернета (те, у кого он есть), из прессы и телевидения. Поскольку мы независимы от государства, оно не обязано снабжать нас специальной литературой или законодательными актами.
В украинской глубинке многие адвокаты не знают о новых законах, и обратившийся за консультацией клиент (например, по вопросу земельных отношений) вынужден долго разъяснять своему консультанту суть проблемы.
Вероятно, по всему спектру юридической подготовки кадров должна заработать серьезная система отбора. Нужен большой конкурс, как при формировании судейского корпуса, где серьезно работает квалификационная комиссия, которая из сотен отбирает единицы.
Прокуратура и органы предварительного расследования проводят ведомственные проверки (служебные расследования) в случае разного рода служебных нарушений. Против следователей и оперуполномоченных возбуждаются уголовные дела. В то же время вопрос о персональной ответственности адвоката практически никогда не возникает. Вряд ли кто-то задает вопрос: «А куда смотрел защитник?» Проводить проверки деятельности адвокатов просто не принято.
За рубежом деятельность представителей адвокатского сословия достаточно строго контролируется: в Англии для привлечения к ответственности солиситоров (адвокатская профессия там разделена на два вида: солиситоры и барристеры) создан дисциплинарный комитет. Его члены назначаются председателем Апелляционного суда и хранителем архивов из членов руководящих органов Юридического общества (объединения солиситоров). Нарушение правил поведения барристеров рассматривается Комитетом по профессиональной этике совета коллегии и передается в дисциплинарный суд. Решение в нем принимает судья, который действует от имени Совета школ-гильдий.
В Украине недобросовестный адвокат, заключив соглашение и получив гонорар, может реально не осуществлять защиту в связи с занятостью по другим делам, командировками и т.п. Он не является на судебные заседания, придумав для доверителя историю, будто бы каждый день ходит к следователю и прокурору, обивает пороги, пытаясь помочь своему подзащитному.
В более простых ситуациях недобросовестный адвокат просто требует и берет деньги, ничего не обещает, ничего не делает, но и деньги не возвращает.
Широко распространяемые слухи о повальном взяточничестве, круговой поруке среди следователей, прокуроров и судей нередко являются следствием деятельности недобросовестных адвокатов, предлагающих услуги посредников во взяточничестве. Слухи о том, что в конкретных регионах существуют расценки на взятки, пирамида взяточников, очень часто формируются именно ими.
Существуют и принципиально иные способы мошенничества. По одному из изученных нами дел адвокат, заключив соглашение и получив гонорар, реально не осуществлял защиту в связи с занятостью по другим делам, командировками и т.п. Были сорваны следственные действия. Для доверителя он придумал историю, будто бы почти каждый день ходит к следователю и прокурору, обивает пороги, пытаясь помочь своему подзащитному. Но кругом враги, и он не может их одолеть.

В более простых ситуациях недобросовестный адвокат просто требует и берет деньги, ничего не обещает, ничего не делает, но и деньги не возвращает (уходит «в запой», уезжает из населенного пункта на длительное время и т.п.). Как разъяснил по подобным примерам Верховный Суд: «Получение денег под условием выполнения обязательства, в последующем не выполненного, может квалифицироваться как мошенничество, если установлено, что обвиняемый не имел намерения выполнить взятое обязательство и преследовал цель завладеть деньгами»*(2).

Специфика работы защитника в уголовном процессе такова, что очень трудно оценить, выполнил ли адвокат свои обязательства по соглашению или нет, подлежит ли возврату доверителю сумма уплаченного гонорара, или адвокат полностью ее «отработал». Еще труднее доказать, что недобросовестный защитник уже при получении денег (имущества) имел намерение присвоить их, не выполнив взятые на себя обязанности по защите, т.е. совершил мошенничество. Тем не менее бывают случаи, когда сделать это несложно.

Так, по одному из дел недобросовестный адвокат заключил три соглашения с доверителями в среду, получил гонорары, но при этом еще в понедельник приобрел авиабилеты на четверг с целью выезда в длительный отпуск. Причем ему было известно, что большую часть работы по защите подозреваемых, обвиняемых по этим уголовным делам, необходимо сделать именно в первые дни с момента заключения соглашения. Таким образом, заключая соглашения, адвокат заранее понимал, что не выполнит обязательств перед доверителями. В его действиях усматриваются признаки мошенничества.

Говоря о распространении мошенничества в адвокатской среде, следует быть объективным и непредвзятым. Ведь очень часто коррумпированные адвокаты и коррумпированные чиновники от правосудия на самом деле образуют преступные группы, нагло вымогающие у доверителей взятки.

Не менее распространенным, но еще более сложным в квалификации, выявлении и расследовании является способ мошенничества, основанный на частичной передаче предмета взятки. Речь идет о случаях, когда коррумпированный адвокат, а «по совместительству» и мошенник, требует на взятки для судьи, следователя определенную сумму, получает ее, но передает взяткополучателю только часть, как правило, менее половины, обманывая тем самым и взяткополучателя, и взяткодателя.

Так, по делу, возбужденному по факту предполагаемого хищения компьютера типа ноутбук из бухгалтерии государственного предприятия, было установлено, что дорогостоящий прибор к себе домой унесла одна из бухгалтеров на период своего отпуска, чтобы написать с его помощью дипломную работу (студентка - заочница), а затем вернуть в бухгалтерию. Предупредить об этом главного бухгалтера она забыла, а случаи «заимствования» компьютеров на предприятии бывали и до нее. Разумеется, в силу объективных и субъективных обстоятельств она не имела умысла на противоправное, корыстное и безвозмездное обращение в свою пользу государственного имущества . Однако по возбужденному уголовному делу она первоначально была допрошена в качестве подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ст.160 ч.3 п.«б» УК - хищение чужого имущества, вверенного виновному, путем присвоения, совершенное лицом с использованием служебного положения, в крупном размере.

Страшно напуганная случившимся, терзаемая муками совести, она обратилась в юридическую консультацию, где ей попался нечистоплотный адвокат. Понимая, что дело в отношении доверителя рано или поздно будет прекращено за отсутствием состава преступления (п.2 ч.1 ст.24 УПК , видя, что перед ним некомпетентная, запуганная и вместе с тем совестливая женщина, выяснив, что больше проконсультироваться по такому вопросу ей не с кем, адвокат стал, напротив, еще более «сгущать краски». Сказал, что ей почти наверняка грозит наказание в 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества (и показал максимальную санкцию ч.3 ст.160 ), ее вина будет обязательно доказана, а единственный способ уйти от ответственности - дать взятку следователю, который, «по счастью», является его хорошим знакомым. И подозреваемая, поверив своему адвокату, отдала ему все свои и родственников сбережения - 5 тыс. долларов.

Для большинства живущих в постсоветском пространстве не секрет, что у многих наших соотечественников поколениями вырабатывался безотчетный страх перед правоохранительными органами. Его можно назвать «синдром 37 года», когда человек, даже осознавая, что не виновен, может легко поверить в то, что его незаконно осудят к лишению свободы, репрессируют. Этим синдромом успешно пользуются адвокаты-мошенники. В приведенном примере защитник не делал практически ничего. Уже в тот же день узнал от следователя, что уголовное дело будет прекращено сразу по окончании ревизии, если не будет установлено иных преступных деяний. Далее он был занят лишь тем, что инсценировал «хорошие отношения» со следователем и прокурором и свою активную защитительную деятельность. Чем дольше следователь тянул с вынесением постановления о прекращении дела, тем адвокату было выгоднее. Причем надо оговориться, делалось это неумышленно. Практика показывает, что часто даже по делам без «судебной перспективы» принятие решения о прекращении дела следователи затягивают до предела, т.е. до истечения срока следствия. Тому есть несколько причин, но основные из них- непомерная нагрузка следователей, а порой элементарная лень и несобранность с их же стороны.

В результате за два месяца адвокат успел добиться от клиентки оплаты еще 10 тыс.грн, питался, выпивал за ее счет, пользовался разнообразными услугами с ее стороны и со стороны ее родственников. Затем адвокат, в лучших традициях актерского мастерства, эффектно преподнес факт прекращения дела как свою личную заслугу и «остался в памяти спасенных» благодетелем и лучшим адвокатом города.

Особенно опасны подобного рода мошеннические действия, если они совершаются преступной группой «коррумпированный адвокат - коррумпированный следователь». В этом случае в инсценировке участвуют оба «актера», которых закон обязал быть процессуальными противниками. В преступной связке следователь (оперуполномоченный, прокурор, судья) «пугает» всеми мерами процессуального и непроцессуального принуждения, а адвокат подтверждает реальность угроз, прогнозирует еще более тяжелые последствия, но обещает сделать все возможное в пользу вконец запуганного подзащитного. Разумеется, за «очень дополнительные деньги». Нередки случаи, когда реально даже не возбуждается дело, заявление (сообщение) о преступлении даже не регистрируется. То есть все дело, все меры уголовного преследования полностью инсценируются, жертве мошенничества предъявляются фиктивные документы (постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания и др.).

Приведем типичный пример подобного преступного сговора. Иногородний студент был доставлен в кабинет оперуполномоченного за совершение хулиганских действий на железнодорожном вокзале. Тут же в кабинете оперативник с нарушением всех норм Уголовно-процессуального кодекса провел у него личный обыск, в ходе которого подкинул, а затем изъял из кармана доставленного наркотическое средство - гашиш в количестве 0,8 грамма. Был составлен фиктивный протокол задержания по подозрению в совершении преступлений , а также письмо - уведомление по месту учебы. Испуганный, чувствующий свою вину за совершенное хулиганство (на самом деле мелкое), студент стал уговаривать оперативника отпустить его и не сообщать в вуз о «преступлении». При этом невольно дал понять ему о своей платежеспособности. Тут же появился срочно вызванный «карманный» адвокат, который в конфиденциальной беседе объявил сумму «гонорара - взятки» 5 тыс. долларов. Студент согласился и был отпущен, а через пару дней, съездив домой, отдал требуемую сумму адвокату. Сообщение о хулиганстве и незаконном хранении наркотиков в книге учета преступлений (КУП) не регистрировалось, уголовное дело не возбуждалось.

Подобные действия адвоката могут быть квалифицированы в том числе и как мошенничество. Возможные совокупности - подстрекательство к даче взятки; пособничество в ее получении, и в превышении должностных полномочий. Но в первую очередь самую строгую ответственность должен понести тот самый оперуполномоченный организатор и основной исполнитель преступления.

Рассмотренные примеры показывают, сколь просты способы совершения подобных преступлений, и в то же время - насколько затруднено их выявление. Уровень латентности подобных посягательств исходя из данных проведенного нами специального исследования - один из самых высоких в структуре преступности.

Изучение типичных свойств личности недобросовестных адвокатов выявило, что большинство из них стремится наладить хорошие взаимоотношения со своими процессуальными противниками (или судьями). Однако сами по себе хорошие взаимоотношения между адвокатами и судьями, представителями стороны обвинения ни в коем случае не следует расценивать как некий признак коррумпированности. Напротив, конструктивные и доброжелательные отношения между указанными лицами есть один из признаков высокого мастерства и порядочности конкретного адвоката.

Практика свидетельствует, что факты мошенничества и взяточничества не редки со стороны бывших сотрудников правоохранительных органов. Как заметил Г.М. Резник: «Вчерашние работники МВД и ФСБ ведут прием чуть ли не в своих прежних кабинетах, а дела им подбрасывают недавние сослуживцы»*(3).

К глубокому сожалению, адвокат - мошенник в меньшей степени боится наказания, предусмотренного законом, ибо, еще раз подчеркнем, раскрываемость таких преступлений ничтожно мала. Даже приведенные примеры наглядно показывают, что потерпевшие не очень-то заинтересованы в подаче заявлений, а правоохранительные органы не проявляют надлежащей инициативы в раскрытии этих опаснейших преступлений. Больше всего мошенник боится физической расправы со стороны обманутых им лиц, особенно если они относятся к так называемой группе риска. Это:
- представители организованных преступных формирований (ОПГ, ОПС);
- бывшие работники правоохранительных органов, их близкие родственники и другие лица, имеющие опыт общения с адвокатами в уголовном судопроизводстве;
- местные жители, имеющие обширные связи среди работников суда, органов юстиции, правоохранительных органов;
- рецидивисты (прежде всего опасные и особо опасные);
- другие лица, имеющие криминальный опыт, особенно судимые, отбывшие наказание в виде лишения свободы.

В исправительно-трудовых учреждениях хорошо известны истории о недобросовестных адвокатах, защитниках - мошенниках, «коррумпированных» адвокатах. Никто никогда, надо полагать, не сможет провести соответствующего репрезентативного криминологического исследования, но можно с большой долей вероятности предположить, что значительная часть посягательств на жизнь адвокатов, расправ с ними, их семьями и близкими, фактов уничтожения их имущества связана с тем, что этих адвокатов заподозрили в мошенничестве или коррумпированности.

Именно поэтому среди «группы жертв» таких адвокатов были названы иногородние, лица, не владеющие языком судопроизводства, впервые привлекаемые к уголовной ответственности и другие. Эти типы людей наименее опасны для мошенников, чаще всего у них нет реальной возможности наказать обманщика, даже если поймут всю очевидность их поступка. Именно поэтому опытный адвокат-мошенник при первом же знакомстве с доверителем как бы тестирует, диагностирует его. Если клиент относится к «группе жертв», есть шанс обмануть его безнаказанно. Если перед мошенником представитель «группы риска», осторожный мошенник вряд ли пойдет на это преступление.

Все сказанное ни в коем случае не должно бросать тень на все профессиональное адвокатское сообщество. Подавляющее большинство адвокатов- безусловно честные и порядочные люди, для которых закон и профессиональная этика является главными ориентирами в работе.

Вместе с тем на борьбу с адвокатами - мошенниками - и что еще более важно - с их соучастниками в правоохранительных и судебных ведомствах следует обратить самое пристальное внимание всем государственным органам, а также самой адвокатуре, особо заинтересованной в очищении своих рядов от случайных людей - циничных и зарвавшихся от безнаказанности дельцов от правосудия.

Судебные тяжбы: чего стоит потерпевшему добиться от виновника аварии законного возмещения ущерба

Предположим, что произошло ДТП, в котором поврежден только автомобиль, и вина водителя другой машины очевидна (например, он въехал в авто сзади, то есть не соблюдал нужную дистанцию). Работники ГАИ приехали на место ДТП, все задокументировали, суд вынес взыскание нарушителю ПДД за создание аварийной ситуации, то есть признал его виновным. Казалось бы, дело за малым - получить от виновника деньги на ремонт своей машины и починить ее. Но если виновник отказывается добровольно платить, приходится действовать другим методом, предусмотренным законом, - требовать возмещения через суд. Сегодня речь пойдет не о том, как добиваться справедливости (это прерогатива адвоката), а сколько времени и денег на это потребуется.
Иски, юристы, экспертизы...
Для начала надо определиться - поручать ведение дела профессиональному юристу или же действовать самостоятельно. Конечно, во втором случае удастся сэкономить, но если у потерпевшего нет юридического образования, шансы на успех невелики. Стоимость же услуг юриста, представляющего интересы потерпевшего в государственных и судебных органах для получения компенсации за причиненный в результате ДТП ущерб, может составить и 500, и 1500 грн., в зависимости от размера ущерба и уровня зарплат в регионе (в Киеве - дороже, в сельской местности - дешевле). Кроме того, следует учесть, что после вступления решения суда в силу заранее может быть оговорена премия юристу в размере такой же или большей суммы.
Впрочем, в любом случае расходы истца этим не ограничиваются. При подаче искового заявления в суд необходимо оплатить государственную пошлину в размере 1% от суммы иска, но не более 1700 грн. Например, при ущербе в 25500 грн. госпошлина составит 255 грн.
Чтобы обосновать затраты на ремонт своего транспортного средства, потерпевшему нужно оценить нанесенный ущерб у сертифицированного эксперта. За свое заключение он может взять 250 - 350 грн.
Если ДТП произошло в другом городе или на загородной дороге, потерпевшему придется потратиться еще и на проезд и проживание. Иск подают в суд по месту проживания ответчика (ведь они и так неохотно являются на заседания, а если суд проходит в другом городе, то и подавно). Кстати, в суд нужно будет съездить несколько раз.
Таким образом, сумма предварительных затрат может составить 600 - 4100 грн. Если же в результате ДТП был нанесен ущерб здоровью потерпевшего водителя и пассажиров, эти суммы за счет дополнительных экспертиз и юридических процедур могут удвоиться и даже утроиться.
Не следует сбрасывать со счетов и временной фактор. Только подготовка материалов в суд может занять не один месяц. Дальше - больше. В судах обычно большие очереди. Так что до момента получения решения суда может пройти и полгода. Как правило, до этого времени пострадавший за свой счет уже отремонтирует машину.
Справедливость восторжествовала!
Заседание суда может переноситься несколько раз, например, из-за неявки ответчика. Если же в конечном итоге суд вынес решение в пользу пострадавшего, ответчику предписывается выплатить деньги. Впрочем, это может быть вовсе не та сумма, которую пострадавший требовал у виновного лица. Суд нередко уменьшает ее в связи с недоказанностью каких-то обстоятельств. Чтобы решение вступило в законную силу, должен пройти один месяц. За это время виновник ДТП имеет право обжаловать данное решение суда. Тогда оно не вступит в силу и придется ждать решения апелляционного суда (и в нем еще раз отстаивать свою правоту).
Даже когда решение вступило в законную силу, надо принять меры для его исполнения. Это должен делать государственный исполнитель. Но он может обнаружить, что у должника, например, кроме его «Жигулей», пострадавших в том же ДТП, больше нет никакого имущества. Например, он переписал свою квартиру на родственников или отдал ее в залог. В этом случае исполнитель закрывает дело. Возможно также, что с виновника будут взыскивать необходимую сумму с его доходов - зарплаты или пенсии. Но чтобы погасить таким образом ущерб за ДТП, придется ждать много лет...
. Кстати, получить деньги с юридического лица после решения суда значительно легче, чем с физического.
Из судебной практики
За 2003 год в одной из юридических компаний начато ведение семи дел по возмещению ущерба по ДТП. По всем из них суды были выиграны. Тем не менее два решения до сих пор не исполнено, три исполнено, еще в двух случаях исковые требования выполнены виновниками в добровольном порядке в ходе процесса.


Примерные затраты при судебном разбирательстве
Госпошлина 1% от стоим. ущерба (но не более 1700 грн.)
Гонорар юристу 200 - 1500 грн.
Экспертиза 200 - 400 грн.
Другие расходы 100 - 500 грн.
Всего 600 - 4100 грн.

Александр Данченко
Генеральный директор юридического агентства «Финлекс Консалтинг»
Источник: Автоцентр


Комментарии



Добавить Комментарий

Введите сумму чисел

Правый баннерhttp://posovesti.com.ua/NewsList.aspx