Вход

Логин:
Пароль:

   

Как меньше платить налогов


Экономика и финансы


Разное


Авто


Чем нас травят


Аренда


Работа


Потребителям


Транспорт


Медицина


Наши соседи


Настоящим мужикам


Как выбить долг


Магазины


Водочка


Страхование


Предпринимателям


ДТП


Победи ГАИшника


Пассажирам


Законодательство


Туристам


Мошенники


Адвокаты и юристы


Шарлатаны


Интернет


Будущим арестантам


Только для женщин


Как выполнить решение суда



КАК СДАТЬ АВТОМОБИЛЬ В РЕМОНТ


Проход по ссылкам навигацииВ знании - сила !!! > Архив статей > Статья

11.04.10 |  Экономика и финансы |  Шансы на банкротство физлица стремятся к нулю!

Кредиты-2010: после драки с кулаками... А шансы на банкротство физлиц-должников - нулевые
4 февраля бывший Президент Украины подписал один из последних экономических законов своего пятилетнего «царствования, но не управления» страной. Что это даст банкам и заемщикам? Тем временем суды перестали рассматривать дела о банкротстве предпринимателей-физлиц...
Как известно, в первом чтении законопроект, запрещающий финансовым учреждениям в одностороннем порядке повышать ставку по кредиту либо другие платежи, предусмотренные кредитным договором, Верховная Рада Украины приняла еще 19 января. Согласно этому документу, соответствующие изменения должны быть внесены в Гражданский кодекс Украины и закон «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг».

Банкирам дали по рукам?
В результате всем кредитно-финансовым учреждениям (как банкам, так и кредитным союзам и ломбардам) предлагалось смириться с запретом требовать досрочного погашения невыплаченной части долга по кредиту.

Подобная практика широко использовалось ранее как против недобросовестных заемщиков, нарушающих условия кредитных договоров, так и для оказания давления на тех из них, кто недостаточно «правильно» реагировал на старый (и любимый многими банкирами) трюк - повышения ставок по кредиту в одностороннем порядке. Кстати, одновременно банки, как правило, не стеснялись манипулировать и с депозитными ставками - конечно же, в сторону понижения...

Финансовым учреждениям также было запрещено требовать досрочного погашения неуплаченной части долга по кредиту и разрывать в одностороннем порядке заключенные кредитные договоры, в случае несогласия заемщика с предложением кредитора увеличить процентную ставку или другой платеж, предусмотренный кредитным договором или графиком погашения долга.

Таким образом, по «диктатуре» банкиров (в силу главенствующего положения банков на кредитном рынке вряд ли стоит упоминать о кредитных союзах и ломбардах) был нанесен очередной PR-удар законодателей, однако понадобилось еще больше двух недель для того, чтобы к нему присоединился Президент - банковское лобби проявило свои лучшие бойцовские качества.

Тем не менее, 4 февраля «кредитный» законопроект превратился таки а полновесный Закон №1822-VI «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно запрета финансовым учреждениям в одностороннем порядке увеличивать размер процентов и других платежей, предусмотренных кредитным договором». Однако он вряд ли принесет кредитному рынку долгожданную стабильность.
Повышать дальше некуда

Несмотря на всю свою кажущуюся «социальную» направленность и «справедливость», новому закону будет не под силу ни заставить банки снижать ставки по кредитам, ни стимулировать население (и действующий бизнес) эти самые кредиты брать.

Что касается первого, то, как уже отмечал ИнтерКредит, с самого начала кризиса (осень 2008г.) большинство украинских банков из кредитно-финансовых учреждений, превратились в заведения чисто финансовые, предпочитая делать деньги на валютных спекуляциях.

Что касается второго, то еще в течении первой половины 2009 г. (т. е. задолго до принятия долгожданного закона) ставки по кредитам достигли своего запредельного потолка и в дальнейшем уже только колебались вблизи этого уровня, недоступного для большинства украинцев. Не говоря уже о наиболее распространенных (до кризиса) потребительских кредитах - на приобретение авто и жилья, которые просто умерли вместе с украинским авторынком и рынком недвижимости, недоступными стали и бизнес-кредиты.

Так, если на 1 января 2009 г. средняя эффективная ставка на покупку транспорта в гривне составляла 27,49% годовых, то за последующие шесть месяцев (к первой декаде июля) она снизилась менее, чем на десятую долю процента - до 27,43 % годовых (-0,06%), а декабрь встретила на отметке в 27,5% годовых.

Кредиты на транспорт в долларах к лету подешевели более заметно - cредняя эффективная ставка по ним с 20,38% годовых в январе 2009, просела до 19,80% годовых в июле (-0,58%), однако к декабрю снова поднялась до 20,% Соответствующие эффективные ставки в евро в первом полугодии также снизились - с январских 20,44% до июльских 19,47% годовых (-0,97%), зато во втором подскочили до 20,5% - сказался кризис «слабых звеньев» Еврозоны - Греции, Испании и Португалии.

Ставки по кредитам на покупку оборудования также снижались с января по июль 2009 г.: с 27,07% до 26,86% годовых (-0,21%) и затем оставались практически на том же уровне (26,8%)до самого нового, 2010 г.

В долларах же средняя эффективная ставка за этот период, напротив, выросла: от 19,33% - 19,71% (январь-июль ) до 19,8% годовых в декабре 2009-го. Средний же уровень ставок в евро на подобные кредиты вырос вырос с 19,62% -19,71% (январь - июль 2009-го) до 20,9%к концу года.

Что же касается эффективных ставок займов на пополнение оборотных средств, то с января по декабрь 2009г. они выросли лишь для гривны - с 26,63% до 28,0% годовых, хотя снижение для «твердых» валют также оказалось незначительным: в долларах - с 20,87% до 20,05%, а в евро - с 20,93% до 20,65% годовых.

Впрочем, доступ предприятий среднего и малого бизнеса к кредитам в долларах и евро с недавнего времени весьма и весьма ограничен: 23 июня Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины с целью преодоления негативных последствий финансового кризиса». Так что теперь кредиты в «твердой валюте» будут доступны только для бизнеса (и то не для всякого, а лишь непосредственно связанного с производством), и получить их можно будет только в безналичной форме.
Что же дальше?

Как известно, лишь немногие банки Украины могут выжить, не давая кредиты под реальный процент, не имея доступа к дешевым кредитным ресурсам, которыми их может «накачивать» либо западный материнский банк, либо родное государство.

В то же время, согласно последним оценкам агентства Fitch, с учетом масштаба проблем и качеством активов, банковской системе Украины может потребоваться до 92 миллиардов гривен (11 миллиардов долларов) новых вливаний капитала - только для восстановления платежеспособности. Эта сумма почти вдвое больше, чем объем взносов капитала, проведенных за 12 месяцев по состоянию на конец III квартала 2009 года.

Так что реанимировать кредитование под приемлемые для массового клиента проценты финансовым учреждениям (которые уцелеют к концу кризиса) все же придется, и первыми в Украине это смогут сделать государственные банки и банки с иностранным капиталом.

Другое дело, что предприятиям среднего и малого бизнеса смогут реально взять кредит не ранее лета-осени 2010 года, - спустя шесть-восемь месяцев после президентских выборов - когда госаппарат сможет, наконец, снова выполнять свойственные ему регуляторные функции,

Станисла Кунцевич, ИнтерКредит
*****
Шансы на банкротство физлица стремятся к нулю

Несколько месяцев назад самых рисковых украинцев стали соблазнять идеей задешево избавиться от непосильных кредитов. Но в итоге суды перестали рассматривать и реальные дела о банкротстве предпринимателей-физлиц.

Первые разговоры о возможности признания банкротом физлица начались приблизительно год назад. Несмотря на фактическое отсутствие нормативной базы по этому вопросу, юристы активно искали возможность избавить клиента от проблемных кредитов и не остаться при этом должником.

Не все так просто

Юристы уверены, что нынешняя ситуация с псевдобанкротствами СПД обусловлена отсутствием закона о банкротстве физлиц. Во всем мире такая практика позволяет человеку в случае форс-мажорных обстоятельств не попасть в кредитное рабство на многие годы. В прошлом году в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект, которым предлагалось ввести такие нормы и у нас.

Правда, проект закона вышел не очень привлекательным, даже самые ярые сторонники банкротства физлиц признавали, что принятие настолько популистского документа только ухудшит ситуацию. Да и сам автор называл его скорее социальным, чем экономическим проектом. Банкиры, глядя на ситуацию с попытками банкротства через СПД, почти единогласно признали, что принимать любой закон о банкротстве частных лиц сейчас нельзя. Каким бы ни был, он станет очередной законодательной дырой для недобросовестных заемщиков.

В то же время в мировой практике банкротство физлица уже давно стало нормой. Однако все это происходит не так легко, как кажется многим нашим соотечественникам. К примеру, в США, где такой закон действует с 1978 года, долги никто не списывает, их можно только реструктуризировать. Должнику позволяют сберечь имущество, но только при условии строгого выполнения плана погашения задолженности. А для этого заемщик должен иметь регулярный доход. В Германии закон о банкротстве действует с 1994 года, а дела о несостоятельности рассматриваются только в судебном порядке.

Закон уточняет, что процедуры банкротства могут быть официально начаты, если должник не в состоянии осуществлять выплаты по своим долгам более двух месяцев. В Швеции действует «Акт об освобождении от долгов», принятый в дополнение к закону о банкротстве. Он также подразумевает введение реорганизационной процедуры в отношении гражданина, не исполняющего обязанности по уплате суммы кредита и процентов по нему. Институт принудительного банкротства (когда срок задолженности превышает 120 дней) существует в Англии и Франции. Во всех европейских странах заемщик, единожды признавший себя банкротом, уже практически не имеет шансов получить кредит в будущем. Как в общем-то проблематичным для него будет и трудоустройство в сфере финансов.

В Японии погашение долга за счет продажи имущества называется процедурой ликвидации. Она чревата тем, что объявившие себя банкротами пожизненно лишаются права возглавлять компании, работать адвокатами, нотариусами, бухгалтерами и выступать опекунами несовершеннолетних. Так что жители развитых государств на процедуру банкротства соглашаются только в самом крайнем случае.

История с признанием банкротом пенсионерки из Харькова стала апогеем. Женщина, за которой числился ипотечный долг в $70 тыс. сумела в судебном порядке добиться следующего: она отдает банку залоговую недвижимость, на тот момент оцененную в $20 тыс., и больше долгов за ней не числится.

Схема, которую описывали тогда «помощники по банкротству», выглядит таким образом. Сначала заемщик регистрируется как предприниматель, и в ходе его деятельности в кратчайшие сроки возникает долг в размере не менее 300 минимальных заработных плат. Затем либо сам предприниматель, либо кто-то из его якобы кредиторов требует признания его банкротом, в ходе процедуры ликвидации его имущество распродается, а оставшаяся сумма долга признается безнадежной и списывается. Что интересно, в Украине нашлось достаточное количество заемщиков, которые решили рискнуть и попробовать избавиться от долгов таким способом. Во всяком случае в конце прошлого года Генеральная прокуратура разослала прокурорам АР Крым, областей, городов Киева и Севастополя письмо, в котором подобная схема банкротства частного лица называется «разновидностью мошеннических действий».

Многие юристы удивились такой неспешной реакции Генпрокуратуры, ведь нашумевшие дела датировались еще августом и сентябрем. Но удивляться как раз не стоило - похоже, попытки банкротства по описанной выше схеме стали массово появляться уже после громкого дела харьковчанки. А вот дело самой виновницы шумихи оказалось несколько иным. Первое: жительница Харькова была зарегистрирована как СПД задолго до момента банкротства и даже до момента получения кредита. Второе: ее недвижимость являлась офисом, который сдавался в аренду, а значит, это имущество было непосредственно связано с предпринимательской деятельностью. То есть первое банкротство физлица оказалось самым обычным банкротством СПД. А такая возможность в Украине предусмотрена Законом «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом», принятым еще в 2000 году.

Как правило, именно отсутствие связи между ипотекой и хозяйственной деятельностью является основным аргументом банков против включения этого залогового имущества в «ликвидную массу». Ведь, с одной стороны, физлицо-предприниматель при банкротстве отвечает по долгам всем своим имуществом, даже тем, которое в залоге у банка. С другой, в законе указано, что долги физлица-СПД должны быть связаны с предпринимательской деятельностью и не носить личностного характера. Сторонники банкротств настаивали, что обязательства личностного характера - это те, которые неразрывно связаны с личностью кредитора, их нельзя продать, переуступить, унаследовать. Например алименты.

Другие же юристы на основе практики утверждали: вероятность того, что в ходе банкротства подобные долги будут списаны, очень невелика. На данный момент все закончилось постановлением Высшего хозяйственного суда Украины от 20.10.2009 г., которым определено, что физлица-СПД, имеющие задолженность, которая не является следствием ведения предпринимательской деятельности, не подпадают под сферу регулирования указанного закона и не могут быть субъектами банкротства согласно положениям Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признания его банкротом».

Что интересно, по состоянию на конец 2009 года ни одно дело о банкротстве физлица-СПД, в котором фигурировал банковский кредит, не было выиграно окончательно. И сейчас, учитывая письмо Генпрокуратуры, многие судьи с опаской относятся к признанию банкротами предпринимателей.

Хозяйственные суды массово отказывают в возбуждении производства по делам, в рамках которых инициируется процедура банкротства физических лиц. А суды высших судебных инстанций отменяют решения судов первой инстанции о признании банкротами СПД. Даже судья Хозяйственного суда Харьковской области Андрей Швыдкин, который и принимал решение по нашумевшему делу о «первом банкротстве физлица», признает, что нынче шансы признать СПД банкротом и провести на этом основании процедуру ликвидации очень малы.

«Сегодня многие физлица-предприниматели, находящиеся в процедуре банкротства, имеют потребительские кредиты. Однако судебная практика столкнулась с различным толкованием того, можно ли включать эту часть долга в общие обязательства по удовлетворению требований кредиторов. Пробелы в законе приводят к затягиванию процедуры банкротства физлиц-предпринимателей, поскольку банки часто опровергают принятые судебные решения, не соглашаясь с ними», - уверен судья. Причем в признании банкротом отказывают даже тем предпринимателям, которые не заявляют об ипотечном кредите, или тем, кто согласовал с банками такое решение. Юристы считают, что пока не появится четкое описание процедуры и особенностей такого рода банкротств, надеяться на изменение ситуации не стоит.

 

 

Виктория Пода,

http://www.uabanker.net/index.shtml


Комментарии



Добавить Комментарий

Введите сумму чисел

Правый баннерhttp://posovesti.com.ua/NewsList.aspx